Биография Эрнеста Хемингуэя(ФОТО).

Эрнест ХемингуэйЭрнест Хемингуэй — один из самых оригинальных писателей XX в. Но это нетолько  яркий  феномен  литературно-художественной  жизни,  но  и  один   изизвестнейших людей своего поколения.Эрнест  Хемингуэй  родился  в  маленьком  городке  Оук  Парк,   которыйфактически считается пригородом Чикаго. Это произошло 21 июля 1899 г.Семья  была  уважаемой  и  интеллигентной.  Холлы  —  родители   материХемингуэя   принадлежали   к   элите   местного   общества,   были    людьмисамостоятельными и религиозными. Их дочь Грейс Холл  выделялась музыкальнойодаренностью, собиралась выступать с концертами, однако замужество  вынудилорасстаться с этой мечтой. Отец будущего писателя Кларенс  Хемингуэй  окончилмедицинский  колледж,  выбрал  карьеру  врача  и  какое-то  время  собиралсязаниматься одновременно и миссионерской деятельностью.Всего в семье Хемингуэя было шестеро детей. Самой старшей  была  сестраМарселина, которая родилась годом раньше Эрнеста, за ним последовали Урсула,Кэрол, Маделин. Младший брат Лестер был моложе Эрнеста на 16 лет. В  детствебудущего писателя окружали достаток и внимание.Эрнесту было пять лет, когда умер дед  по  материнской  линии,  которыйоставил большое состояние. Деньги ушли  на  постройку  нового  15-комнатного

дома с музыкальным салоном.

В июне 1917 г. Эрнест заканчивает школу, где  было  достаточно  высокое

качество преподавания. Вскоре у мальчика возникло желание записаться в армию

и отправиться на фронт. Но против этого решительно выступил  отец.  Пришлось

подчиниться. Младший брат отца Тайлер, крупный  лесопромышленник,  предложил

Эрнесту приехать в  Канзас  сити  и  поработать  в  местной  газете.  Работа

репортера в «Канзас сити  стар»  пришлась  по  душе  Хемингуэю,  но  его  не

оставляла мысль о фронте.

В конце апреля 1918  г.  Эрнест  с  группой  молодых  людей  отплыл  из

Нью-Йорка  на  борту  лайнера  «Чикаго».  Они  высадились  в  Бордо,  откуда

отправились в Париж. Оттуда в качестве водителя санитарной  машины  Красного

креста Хемингуэй был командирован в  Италию.  В  Милане  он  получил  первое

боевое крещение. В городе  произошел  взрыв  на  военном  заводе  и  Эрнесту

пришлось  эвакуировать  пострадавших.  С  этой  поры  сцены  крови,  смерти,

человеческих страданий в его произведениях сделались для него привычными.

В Милане Хемингуэю суждено  было  пережить  и  первую  большую  любовь,

которая принесла ему много радости и большие страдания. Агнеса фон Куровски,

сестра американского Красного Креста, очень привязалась  к  своему  храброму

«подопечному» — то ироничному, то веселому, всегда  какому-то  неожиданному,

совсем не считавшему себя  героем  и  стыдившемуся  своей  короткой  военной

биографии. Но она была на несколько лет старше его и  отказалась  стать  его

женой.

8 июля 1918 г. Эрнест был многократно ранен  в  обе  ноги  ниже  колен.

Всего было извлечено 28 осколков, однако около двух сотен все еще оставались

в его теле. На первых порах ему грозила ампутация ноги и опасность,  что  он

останется инвалидом, неспособным к передвижению.

Будучи человеком впечатлительным,  Эрнест  необычайно  остро  переживал

ранение. Но ему  удалось  выздороветь.  Процесс  лечения  занял  около  трех

месяцев.

Пережитое на фронте оставило в его памяти рану, которая не заживала.

Жизнь очень рано столкнула его со смертью, и он много пишет о ней.  Это

и насильственная смерть охотника, матадора, и смерть от болезни, и  массовая

гибель людей на войне.

Отношение к смерти у него сложное. Его интересует, как ведут себя  люди

перед лицом страданий и смерти, как принимают смерть.

В январе 1919 г. Хемингуэй возвращается домой. В это время в его  жизни

произошло  важное  событие  —  знакомство  с  Хёдли  Ричардсон,   начинающей

пианисткой, уроженкой Сен Луиса. Хедли была старше Хемингуэя на 7  лет.  Она

только что  похоронила  свою  мать,  за  которой  старательно  ухаживала,  и

чувствовала себя одинокой. Высокая, стройная, с приятной  внешностью,  Хедли

была музыкальна, начитана, отличалась ровным характером. В сентябре  молодые

люди поженились.

В конце 1922 г. Хемингуэй, находящийся в Париже,  получает  задание  от

газеты — срочно отправиться в Кон-стантиногюль для освещения греко-турецкого

конфликта. Это была вторая  война,  свидетелем  которой  стал  Хемингуэй.  К

великой радости Хедли, он скоро вернулся невредимым с Ближнего Востока.

Хемингуэй был нелегким в общении человеком. Его отношения с окружающими

обычно складывались сложно. Он был неутомимым читателем и собрал библиотеку,

которая насчитывала более 7400 томов.

В 1926 г. душевное состояние Эрнеста  отнюдь  не  было  безмятежным.  В

жизнь писателя  вошла  новая  женщина  —  Полина  Пфейфер,  молодая  богатая

американка, дочь промышленника, президента компании по производству  пива  в

Арканзасе. Вместе со  своей  сестрой  Вирджинией  она  жила  в  Париже,  где

работала редактором местного журнала «Мода». Вместе с сестрой девушка  стала

бывать в доме у Хемингуэя, выгодно конкурируя  с  Хедли,  скромно  одетой  и

поглощенной семейными делами.

Оформив развод с  Хедли,  писатель  постарался  максимально  обеспечить

материально ее и сына, выделив им все доходы от романа «И восходит солнце».

Любовь к женщине нередко служила источником вдохновения для Хемингуэя в

пору написания его лучших книг. Агнес фон  Куровски  была  вдохновительницей

романа «Прощай оружие!», Марта Геллхорн, третья жена писателя, — романа  «По

ком звонит колокол», молодой итальянке Андриане Иванчич — посветил «Старик и

море». Дафф Туизден, в отличие  от  Полины  Пфейфер,  не  решилась,  однако,

вторгнуться в семейную жизнь Хемингуэя.

В конце мая 1928 г. Эрнест вместе с Полиной навестили  ее  родителей  в

городе Пиготт в Арканзасе, после чего Полина отправилась к его родителям.  В

июне, находясь в Канзас сити, она  родила  второго  сына,  которого  назвали

Патрик. Всю вторую половину года Хемингуэй путешествовал по стране,  был  на

Западе, в Нью-Йорке.

В это время  57-летний  доктор  Кларенс  Хемингуэй  был  тяжело  болен,

страдал диабетом, к тому  же  он  попал  в  полосу  денежных  затруднений  и

переживал психическую депрессию. Когда отец обратился за  помощью  к  своему

брату Джорджу, человеку состоятельному, директору  банка,  то  наткнулся  на

отказ. Это и стало  каплей,  переполнившей  чашу.  Брат  Эрнеста  Хемингуэя,

Лестер, 13 лет, который находился дома из-за простуды, вспоминает, как  отец

пришел домой на ленч, а затем поднялся на второй этаж  в  спальню.  В  своем

автобиографическом романе «Зов трубы» Лестер вспоминает, как  неожиданно  он

услышал что-то, похожее на выстрел. Он поднялся в комнату отца, которая была

затемнена. Отец лежал с закрытыми глазами на кровати и тяжело дышал.  Лестер

просунул руку отцу под голову и  обнаружил  кровь.  Отец  выстрелил  себе  в

голову из пистолета 32-го калибра,  который  принадлежал  деду  писателя  по

отцовской линии Энсону Хемингуэю, ветерану Гражданской войны.

Смерть доктора Хемингуэя потрясла писателя. Он  называл  поступок  отца

«трусостью», хотя и понимал, что тот пожертвовал собой во имя  семьи,  чтобы

помочь близким с помощью страховки выйти из материальных затруднений.  После

смерти отца Эрнест распорядился высылать постоянную сумму матери.

Самоубийство отца будет преследовать писателя, он возвратится к этому в

своих произведениях 30-х гг..

В это время Хемингуэй становится уже известным писателем. К нему  часто

приезжают посетители, с ним ищут знакомств.

Сменив несколько квартир, Хемингуэй в декабре  1931  г.  стал  хозяином

купленного им красивого двухэтажного особняка. Полина Пфейфер  заботилась  о

том, чтобы в доме был уют. Она вложила немало средств  и  сил  в  оформление

интерьера особняка. Дом постоянно модернизировался, в 1938 г. по  инициативе

Полины в саду был построен бассейн с морской водой.

Человек  самолюбивый,  наделенный  чувством  собственного  достоинства,

Хемингуэй стремился первенствовать, быть чемпионом не только на писательском

поприще. Он стремился доказать свое превосходство даже в ловле морских  рыб,

на боксерском ринге, быть самым метким стрелком.

В 1930 г. Хемингуэй попал в тяжелую аварию.  Вместе  со  своим  другом,

писателем Дос Пассосом, он ехал по скользкой  дороге  на  большой  скорости.

Эрнест, который был за рулем, был ослеплен фарами встречной машины, но успел

свернуть в сторону, и машина, перевернувшись, оказалась в кювете.  Хемингуэй

получил сильнейшие ушибы,  переломы  руки,  нескольких  пальцев,  пострадало

зрение. Писатель был доставлен в ближайший госпиталь,  где  почти  два  часа

находился на операционном столе.

Всю весну следующего, 1931 г. Хемингуэй  страдал  от  последствий  этой

аварии: рука болела, он с трудом мог водить пером.

В ноябре 1931 г. у Полины родился мальчик,  которого  назвали  Грегори.

Так Эрнест Хемингуэй стал отцом троих сыновей.

Между тем в начале 30-х гг. в жизнь Хемингуэя входит  новая  любовь.  В

сентябре 1931 г. во  время  поездки  в  Нью-Йорк  он  познакомился  с  четой

Мейсонов, Джейн и Грантом. Это были богатые  люди.  В  момент  знакомства  с

Хемингуэем Джейн было 22 года. Она блистала классической красотой. Президент

Кулидж назвал ее самой привлекательной женщиной, когда-либо посетившей Белый

дом. Полина не  без  тревоги  наблюдала  за  развитием  событий,  однако  не

предпринимала решительных шагов. Писатель, видимо, не  думал  о  том,  чтобы

серьезно соединить свою жизнь с Джейн,  в  которой  его  раздражали  тяга  к

роскоши и неуравновешенный  характер.  Она  даже  пыталась  покончить  жизнь

самоубийством, выпрыгнув со второго этажа.

После опубликования сборника «Победитель не получает ничего»  Хемингуэй

смог осуществить свою давнюю мечту  —  отправиться  в  Британскую  Восточную

Африку поохотиться.

В середине января 1934 г. в  разгар  сафари  Хемингуэй  заболел  острой

формой амебной дизентерии. Его пришлось  вывозить  из  лагеря  на  самолете.

После недельного интенсивного лечения Эрнест возвращается в Танганьику,  где

пробыл, пока не наступили дожди. Его трофеи составили три убитых льва,  один

буйвол и двадцать семь разных животных.

В Ки Уэсте писатель знакомится с  Мартой  Геллхорн,  молодой  одаренной

журналисткой. Марта была  на  девять  лет  моложе  Хемингуэя.  Между  ней  и

Хемингуэем возникает взаимная симпатия.

В конце 1944 г. Хемингуэй в очередной раз попал в  неприятную  историю.

Однажды ночью, возвращаясь по затемненным лондонским улицам в машине в отель

«Дорчестер», он наскочил на стальной бак для хранения воды. Писатель получил

сотрясение мозга и многочисленные травмы: операция в больнице длилась два  с

половиной часа, хирурги наложили ему 57  швов.  Хемингуэй  долго  еще  ходил

плотно забинтованный и не мог избавиться от головной боли.

Осень и зиму 1944 — 1945 гг. Хемингуэй провел в отеле  «Ритц»,  чередуя

отдых и работу с поездками на фронт. На фронте он снова становился внутренне

собранным, мобилизованным.

В марте 1945 г. писатель из Парижа перебирается на  Кубу.  Исход  войны

был ясен, и писатель надеялся вернуться к письменному столу.

Весной 1945 г. на Кубе Хемингуэй погрузился в хозяйственные заботы.  На

свой усадьбе он даже написал «Э. Хемингуэй. Писатель и фермер».

Вскоре на Кубу прилетела Мери, с которой писатель был давно  знаком,  а

теперь решил оформить брак. На  вилле  часто  гостили  его  младшие  сыновья

Патрик и Грегори, к которым присоединился Джон, вернувшийся из  плена.  Отец

гордился старшим сыном и рассказывал, что рана и шрам на  его  правом  плече

были размером с крупное яблоко.

Но и в это время жизнь писателя была далека от безмятежности. Болезни и

травмы продолжали преследовать и Хемингуэя, и его близких. В апреле 1947  г.

во время визита к матери его сыновья Патрик и  Грегори  попали  в  небольшую

автомобильную катастрофу. При  этом  Патрик  получил  черепную  травму,  что

вызвало головные боли. Затем Патрика постигла новая беда: он  провалился  на

вступительных экзаменах в колледж. После этого у него обнаружились  признаки

психического заболевания. Патрик  начал  вести  себя  крайне  агрессивно  по

отношению к отцу, перестал принимать пищу. Долгое  время  усилия  врачей  не

имели успеха.  Хемингуэй  опасался  за  жизнь  сына.  Его  друзья  составили

своеобразную медицинскую бригаду, которая все время ухаживала  за  сыном.  В

конце концов неожиданно дела у Патрика пошли на  поправку,  и  он  встал  на

ноги.

В это время пришлось  Хемингуэю  перенести  и  еще  один  удар:  смерть

Максуэлла  Перкинса,  испытанного  друга  и   многолетнего   редактора   его

произведений.

Зиму 1948 — 1949 гг. писатель провел на курорте Кор-тино д’Ампеццо, где

увлекся  охотой  на  вальдшнепов.  Там  с  Хемингуэем  случилась   очередная

неприятность: во время стрельбы пыж  от  пули  попал  в  глаз,  что  вызвало

воспалительный процесс. Писатель был помещен в больницу  в  Падуе,  и  врачи

серьезно опасались заражения крови, что могло привести к  потере  зрения.  В

конце концов все кончилось благополучно.

В августе 1953 г., спустя ровно 20 лет, Хемингуэй отбыл на свое  второе

африканское сафари. Он отплыл на пароходе из Марселя  и  высадился  в  порту

Момбаса в Кении. Там  же  находился  и  Филипп  Персиваль,  68-летний  белый

охотник, сопровождавший его во время сафари 1933 г.

Вскоре после начала охоты Хемингуэй подстрелил первого льва.  Такая  же

добыча была и у Мери, которая приехала вместе с мужем.  Как  и  в  1933  г.,

писатель пользовался своим ружьем «Спрингфильд». Однако удачи чередовались у

Хемингуэя с промахами: сказывался возраст и чрезмерное употребление спиртных

напитков. Любивший во всем соревнование,  писатель  остро  переживал,  когда

кому-то везло больше. Писатель словно пытался забыть о  возрасте  и  вернуть

ушедшую молодость.

Всю осень 1953 г. лагерь кочевал по Танганьике,  в  пределах  обширного

охотничьего   заповедника.   Хемингуэй   пребывал   в   бодром   настроении,

фантазировал, учил местных ребятишек водить автомобиль. Тут он подружился  с

людьми из местного племени масаи и даже перекрасил свою одежду в  их  цвета.

Пробовал он также в духе масаи охотиться  на  леопарда  с  копьем.  Писатель

усвоил некоторые обычаи обитателей африканских джунглей. Здесь  он  встретил

новый, 1954 г.

А дальше на голову четы Хемингуэев снова обрушилась  полоса  неудач.  В

конце января Хемингуэй вылетел с аэродрома Найроби с пилотом Роем Маршем  на

борту небольшого самолета марки «Чессна», чтобы  с  высоты  птичьего  полета

полюбоваться вулканами  и  озерами  Африки.  Он  увидел  знаменитую  вершину

Килиманджаро, живописные  берега  озера  Виктория,  водопады.  Мери  удалось

сделать множество снимкбв.

Во время третьего вылета  самолет  столкнулся  с  большой  стаей  птиц,

машина потеряла управление, стала  резко  снижаться  и  наскочила,  повредив

пропеллер, на телеграфный столб. Пассажиры остались  в  живых,  но  получили

множество травм. Мери сломала  два  ребра,  а  Хемингуэй  серьезно  повредил

правое плечо. Пришлось провести ночь у костра неподалеку от стоянки  слонов.

На поиски пострадавших был отправлен самолет, но шум водопада  заглушил  его

гул. Летчик обнаружил следы аварии и сообщил, что все пассажиры погибли.

Неожиданно  утром  на  реке  показался  пароход.   Отчаянными   криками

пострадавшие привлекли  к  себе  внимание  экипажа.  Выяснилось  позже,  что

пароход был зафрахтован режиссером Джоном  Хастоном,  который  снимал  здесь

фильм «Африканская королева». Хемингуэя и его спутников доставили в  поселок

Бутиаба на берегу озера Альберта.

Однако беда не приходит одна. Чтобы забрать пострадавших, был направлен

еще  один  самолет.  Это  была  машина  марки  «Х-89  де  Хевиленд   Репид»,

пилотируемая   Реджинальдом   Картрайтом.   Летное   поле   было   в   таком

отвратительном состоянии, что при взлете самолет налетал  на  многочисленные

ямы и  кочки.  Машину  сильно  трясло  и  бросало  в  разные  стороны.  Едва

оторвавшись от земли, самолет загорелся и рухнул. Первой из кабины выбралась

Мери, потом  Рой  Марш,  за  ними  Картрайт.  Последним  из  кабины  удалось

выбраться Хемингуэю. Он получил многочисленные серьезные травмы, в частности

головы. Страдая от боли и кровотечения, писатель проделал 50-мильную  дорогу

до больницы в поселке Масинди. Позже Хемингуэй признался, что это было самое

мучительное и долгое путешествие в его жизни.

Потом потребовался еще один переезд.  Писателя  доставили  в  приличный

госпиталь в Энтеббе в Уганде. Там некоторое время писатель  находился  между

жизнью и смертью. Он страдал от шума в голове, боли в  разных  частях  тела,

нарушения слуха. В этих условиях Хемингуэй мобилизовал  все  свое  мужество.

Находясь  в  госпитале,  писатель  во  многих  солидных  изданиях   прочитал

сообщения о  своей  гибели  в  авиакатастрофе  и  многочисленные  некрологи,

напечатанные по этому поводу. Хемингуэю ничего не оставалось, как отшутиться

знаменитой фразой марка Твена: «Слухи о моей смерти  преувеличены».  Тем  не

менее он вырезал и хранил все подобные сообщения.

Несмотря на плохое физическое состояние и  постоянные  боли,  Хемингуэй

продиктовал статью для журнала «Лук», в которой поведал о  всех  несчастьях,

которые в последнее время обрушились  на  его  голову.  Но  и  на  этом  его

невзгоды не кончились. Неподалеку от охотничьего лагеря Шимони,  где  в  это

время  отдыхал  писатель,  разразился  лесной  пожар.  Несмотря  на   плохое

самочувствие, Хемингуэй стал помогать бороться с огнем, упал  в  пламя.  Его

одежда загорелась, и он получил многочисленные серьезные ожоги.

Из Момбамы на пароходе «Африка» Хемингуэй отправился в Италию. В  одной

из клиник Венеции писатель прошел курс лечения.

В конце октября 1954 г. писатель получил  известие  о  присуждении  ему

Нобелевской премии. По  состоянию  здоровья  он  не  мог  присутствовать  на

церемонии вручения награды. В Стокгольме его представлял американский  посол

в Швеции Джон Кэбот, который зачитал приветствие Хемингуэя. В  нем  писатель

сообщал, что принимает награду «со смирением» и высказал свою любимую  мысль

о том, что «жизнь писателя, когда он на высоте, протекает в одиночестве».

Несмотря на ухудшающееся здоровье,  тяжелое  физическое  и  психическое

состояние, писатель вел трудную борьбу  с  самим  собой,  пытаясь  сохранить

творческую форму. «Все работе и ничего развлечениям», — говорил он.

В конце января 1960 г. писатель приезжает  на  Кубу.  Но  пробыл  здесь

недолго. Вскоре он решил еще раз посетить Испанию.  Там  он  встречается  со

своим давним знакомым Биллом Дэвисом, богатым американцем. Билл на этот  раз

был поражен глубокими переменами, которые  произошли  с  писателем.  Он  был

болен, утомлен, раздражен. К тому у Хемингуэя обнаружились явные психические

расстройства — мания преследования.  Писателю  постоянно  казалось,  что  он

находится «под колпаком» у ФБР.

В ноябре 1960 г. Хемингуэя  отправили  в  клинику  Роче-стера  в  штате

Миннесота. Здесь он находился под именем Джорджа Сэвиера.  Однако  газетчики

вскоре  вычислили  его.  Писатель  стал   получать   многочисленные   письма

сочувствия.

В конце января 1961 г., после 53 дней пребывания в  клинике,  Хемингуэй

выписался и вернулся в Кетчум. Через три дня он уже писал: «Тружусь вновь  с

напряжением». Каждое утро он вставал в семь утра  и  садился  за  письменный

стол.

На писателя начали находить полосы депрессии. Сознание  того,  что  ему

становится все труднее писать, отказывает память,  было  столь  мучительным,

что порой Хемингуэй не мог сдержать слез.

Однажды Мери спустилась на первый этаж и заметила в руках  мужа  ружье,

которое он собирался зарядить. Муж  явно  покушался  на  самоубийство.  Мери

начала его уговаривать не делать этого, напоминала о его мужестве,  о  троих

сыновьях.

В конце апреля Хемингуэя вторично направили  в  клинику.  Тут  писателя

подвергли интенсивному лечению, в том числе  и  электрошоку.  Эта  процедура

ослабила волю писателя и пагубно сказалась на его памяти.

В конце  июня  писатель  стал  настаивать  на  возвращении  домой.  Его

выписали, хотя Мери и просила не делать  этого.  Преодолев  на  машине  1700

километров, они вернулись в Кетчум. Это было  30  июня.  На  следующий  день

Хемингуэи встретились со своими  друзьями.  Казалось,  ничто  не  предвещало

беды.

2 июля 1961 г., в воскресенье, Хемингуэй встал,  как  всегда,  рано.  В

доме еще все спали. Писатель  одел  свой  красный  халат,  который  в  шутку

называл «императорским», и спустился в подвал дома. Там находилась  комната,

где хранилось оружие.  Дверь  оказалась  запертой.  Хемингуэй  нашел  ключи,

выбрал двуствольное ружье, вложил в него  два  патрона  и  поднялся  в  свой

кабинет. Тут он приставил дуло к голове и нажал на курок.

6 июля в полдень его  похоронили  в  Солнечной  долине,  где  он  любил

охотиться, на склоне зеленого холма, в виду далеких гор…

Согласно его завещанию, дом на Кубе и все, что было собрано в нем более

чем за двадцать лет, — книги, картины, произведения  прикладного  искусства,

охотничьи трофеи, а также знаменитая старая пишущая машинка — были  переданы

его вдовой Мери Хемингуэй в дар кубинскому народу.

 

 
Advertisements
Запись опубликована в рубрике Интересные люди. с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s