Царство за ЛЮБИМУЮ.(История любви ФОТО).

Царство — за любимую  

Пожалуй, ни один монарх не давал столько творческой пищи историкам, литераторам, сценаристам, как находившийся на престоле менее года Эдуард VIII (1894-1972), крещеный как Эдуард Альберт Христиан Георг Эндрю Патрик Дэвид. Его имя стало неотделимо от имени миссис Симпсон, в девичестве — Уоллис Уорфилд, выросшей в небогатой семье в Балтиморе (США) и в 20 лет вышедшей за привлекательного, но склонного к крепким напиткам лейтенанта Спенсера, пилота морской авиации США. За этим последовал развод. Дэвид — так обычно звали его близкие — обратил внимание на молодую, элегантную американку, появившуюся в столичном обществе, когда она была замужем за английским дельцом Эрнестом Симпсоном. Внимание переросло в связь на всю жизнь.Немало биографов Эдуарда считают, что из-за отсутствия у него в детстве материнской теплоты (королева Мария не баловала детей нежными чувствами) взрослым человеком он испытывал нужду в женском внимании и миссис Симпсон привязала его к себе прежде всего по этой причине. Она к тому же первая среди его возлюбленных стала интересоваться его делами.Биографы Эдуарда приводят выступление в палате общин по случаю рождения этого первенца герцога йоркского — будущего Георга V, произнесенное одним из лидеров британских социалистов, Кейр Харди: «С детских лет и далее этот мальчик будет окружен льстецами и приучится смотреть на себя как на высшее существо. Между ним и народом ляжет глубокая межа. Его отправят в кругосветное турне, и распространятся слухи о его морганатическом браке (эти слова были встречены негодующими возгласами депутатов), а итогом явится счет, платить по которому придется нации» *.Характер Дэвида с малых лет выделялся своей неординарностью. Личико этого хрупкого по сложению мальчика обычно выражало задумчивость, меланхолию, но было способно преобразиться, освещаясь улыбкой. Быстрая смена настроения говорила об эмоциональности натуры.*Цит. по: Sunday Telegraph. 2. VII 1972.Родители поручили воспитание ребенканяне, которая обожала мальчика. Впоследствии он с издевкой отзывался о том, как его воспитательница восклицала: «Их Величество готово принять Вас в библиотеке!» Не меньшее раздражение вызывала у него церемониальная суета королевского двора. Его тянуло на природу, к буйным играм, которые он особенно любил.Дартмутский морской колледж, куда он был отправлен, пришелся ему по душе. Однажды ему поручили в колледже быть гидом «царя Пики» — Николая II во время его визита в Англию. С кончиной Эдуарда VII Дэвид получает титул принца Уэльского и герцога Корнуэльского. Это означало существенное приращение его состояния.Не своеволие, а чувство собственного достоинства заставило его взбунтоваться, когда отец сообщил о намерении отправить его в Оксфорд. Почему это решается за него? Лишь посулы поездок в Германию и Францию для изучения языков явились утешением. В Оксфорде Дэвид посещает собрания студентов-социалистов, под аккомпанемент своего банджо подтягивает «Красное знамя».С началом войны он стремится на фронт. Поздней осенью 1914 г. принц попадает во Францию, а к весне следующего года — в окопы, где пользуется популярностью среди товарищей — бесстрашен, общителен, прост.Война подходила к концу, когда Дэвид в результате случайной-встречи во время немецкой бомбежки Лондона увлекся в доме сестры Эрнеста Симпсона (по удивительному совпадению) хорошенькой замужней женщиной Дадли Уорд. Связь продолжалась 17 лет и была разорвана, когда на горизонте засияла для Дэвида звезда в лице миссис Симпсон.Принц тогда уже поколесил по свету, нанес визиты в Канаду, на Мальту, где открыл местный парламент, Австралию, Индию, где произвел сенсацию, приветствуя «неприкасаемых» в Бомбее… К сорока годам его фигура не потеряла стройности. Он совершал часовые пробежки в парке Букингемского дворца, играл в гольф, сквош, пилотировал самолет.Наследник престола не сторонился социальных проблем, проявлял интерес к рабочему, жилищному законодательствам. Во время забастовки 1926 г., находясь на стороне властей, внес тем не менее средства в фонд шахтеров. Заговорили о «принце-радикале».Фрэнсис Дональдсон, англичанка, знавшая Дэвида, в книге о нем, вышедшей после его смерти, свидетельствовала: «Поскольку он сам писал многие из своих речей, любил время от времени делать выпады против истеблишмента, его ошибочно считали приверженцем опасно-радикальных взглядов. На самом деле он был законченным реакционером…» *

Справедливая оценка, если учесть, например, поразивший многих визит герцога и герцогини Виндзорских, как они стали титуловаться после отречения Эдуарда VIII от трона, в нацистскую Германию, где были приняты Гитлером.

В январе 1936 г. Дэвид стал Эдуардом VIII. К тому времени миссис Симпсон и принц Уэльский были уже фактически супругами. И не скрывали этого. Вместе плавали в 1935 и 1936 гг. по Средиземному морю, были почти неразлучными в Лондоне, сделали один из особняков в Виндзоре своим гнездышком, где американка стала распоряжаться как хозяйка к неудовольствию прислуги. По твердости характера, практичности американка стояла на голову выше Эдуарда. И, конечно, была честолюбивее его. В этом — ключ ко всему происшедшему.

Король не хотел, не мог идти на коронацию, назначенную на 1937 г., в то время как Уоллис оставалась бы еще миссис Симпсон. Он говорил ей об этом. Можно ли было его разубедить? Думается, да.

*Цит. по: Sunday Telegraph. 2.VII 1972.

Однако в мемуарах она объясняла, что ей «представлялось совершенно немыслимым, чтобы народ Великобритании позволил тому, кто так ему служил и так его любил, уйти со сцены» **.

Иначе говоря, ставка делалась на развитие событий, при котором в выигрыше оказался бы Эдуард VIII — и она сама в качестве его супруги-королевы. На фоне ее поведения действия Эдуарда выглядят благороднее, честнее. Для него, без колебаний, любимая женщина стояла на первом месте. Он пошел на крайнюю жертву ради нее, что в последующие годы обрекло прежде всего его на тягостное существование. Георг VI не откликался на просьбы герцога вернуть его с Уоллис в Лондон и предоставить возможность достойно послужить нации на каком-либо высоком посту. Губернаторство на Багамских островах в годы второй мировой войны не удовлетворяло его.

И Эдуарду и Уоллис давались советы не спешить с развязкой. Так, в частности, рассуждал Уинстон Черчилль. Эти рекомендации отвергались, поскольку любимая женщина была настроена по-иному. Дважды разведенная, при здравствовавших бывших супругах, она не смущалась идти на третье замужество — и за кого!

Правительство ускорило развязку кризиса. Премьер-министр Болдуин, опиравшийся на поддержку большинства соотечественников, довел до сведения короля, что его женитьба на миссис Симпсон приведет к конституционному кризису. В случае отказа Эдуарда пойти навстречу правительству оно вынуждено будет уйти в отставку. Придется объявить всеобщие выборы, а их исход предугадать невозможно.

Усилиями магнатов прессы Бивербрука и Ротермира удавалось предотвращать появление в газетах материалов о миссис Симпсон и Эдуарде, хотя американская пресса была ими полна. Настал день, когда разверзлись врата и изданий на Флот-стрит. Аршинные заголовки кричали о драме в Букингемском дворце.

** Duchess of Windsor. My side of the story. L., 1956. Пит, no выдержкам в «Sunday Express» от 17.VI 1956.

Болдуин направил королю письмо с предупреждением о роковых последствиях для нации выбора Эдуарда в пользу американки и указал, что единственным шагом, могущим разрядить обстановку, является ее немедленный отъезд из Англии. Сама она в то время находилась в Виндзорском замке. После лихорадочных консультаций между ней и королем было решено не мешкать с отъездом. Бегство состоялось под покровом ночи, чтобы не привлечь внимания осаждавших замок репортеров.

Тем временем Эдуард попытался склонить страну на свою сторону: стал готовить выступление по радио с изложением чисто человеческих мотивов, какими руководствовался. Правительство наложило категорический запрет на этот шаг. Свобода слова в данном случае не существовала для монарха!

Надо было принимать окончательное решение. Оно созревало у Эдуарда еще раньше. Речь шла об отречении от престола. В своих мемуарах виконт Темплвуд, входивший в правительство в то время, отмечал, что, когда Эдуард подписывал 15 документов, оформляя процедуру отречения, ни один мускул на его лице не дрогнул. С объявлением по радио об отречении Эдуард выступил 10 декабря 1936 г. Лорд Темплвуд в своих мемуарах следующим образом резюмировал исход кризиса. «Так окончилось правление Прекрасного принца, чья фатальная слабость — более серьезная, нежели его личная привязанность, — состояла в том, что ему не хотелось быть королем. Церемониальные и традиционные стороны этого исторического института никогда ему не импонировали. Он не менял взглядов с тех пор, как юношей писал в дневнике: «Что за пустота и транжирование денег, энергии все эти государственные приемы! Вот единственное, что я думаю о всех этих спектаклях и церемониях».

В июне 1937 г. во Франции состоялось бракосочетание возлюбленных. За Эдуардом был сохранен титул «Королевского Высочества». Ни Георг VI, ни Елизавета II иметь что-либо общее с супругой Эдуарда не желали. Только с кончиной герцога Виндзорского в 1972 г. его супруга на похоронах увиделась с Елизаветой II. Герцогиня умерла в 1986 г. в 90-летнем возрасте, оставив большое состояние. Детей у них не было.

 
Реклама
Запись опубликована в рубрике Загадки истории, Интересные люди. с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s